Фокус на Доминирование

Инерция. Из Айзека Азимова

Александр Копылов

автор статьи

«Инерция! Наш правящий класс признает лишь один закон – никаких перемен! Деспотизм! Они знают лишь одно правило – силу! У них одно лишь желание – удержать то, что находится у них в руках!» (Айзек Азимов Основание и Империя, Центрполиграф, 2004.)

Эти слова звучат почти как обличение революционера. Хотя являются только гениальной формулой, объясняющей суть «культуры доминирования», и принадлежат перу знаменитого писателя-фантаста. Правда, нужно всегда помнить, что родился Айзек Азимов (Исаак Озимов) в 1920 году в селе Петровичи Смоленской области. Ему было три года, когда родители его эмигрировали в США. Кризисы истории, когда одна эпоха меняет другую, стали предметом его фантастических произведений.

Эта цитата из его книги действительно великолепна своей прозрачной формулировкой. И она отражает то, что мы наблюдаем, неважно, в корпоративной жизни или в жизни целых стран. Вот признаки «культуры доминирования»:

  • Сохранение достигнутого ранее, своей доминирующей позиции, превосходства, достижение зоны комфорта и пребывание в ней как можно дольше;
  • Жесткая дисциплина «сверху»: подход «do it, do it now»;
  • Закрытость, информация придерживается или скрывается;
  • Низкая скорость в изменениях, решениях;
  • Равенство провозглашается, но не соблюдается на деле, двойные стандарты;
  • Эмоции со знаком «минус»;
  • Атмосфера нездоровой конкуренции, направленной на примитивное «выживание», коллеги – конкуренты;
  • Пренебрежение к чужому мнению, игнорирование и избегание всякой критики;
  • Работа регламентируется избыточными инструкциями, которые часто не выполняются. Интересно, что организации, в которых преобладает культура доминирования, способны довольно долго существовать. Эрих Фромм сформулировал причины их живучести. Это присущая многим людям пассивность и неспособность контролировать свою жизнь. Вот что писал Фромм в своей книге «Бегство от свободы» М.: АСТ, АСТ Москва, 2009, с. 243: «Он [человек] стал свободен от внешних оков, мешающих поступать в соответствии с собственными мыслями и желаниями. Он мог бы свободно действовать по своей воле, если бы знал, чего он хочет, что думает и чувствует. Но он этого не знает; он приспосабливается к анонимной власти и усваивает такое Я, которое не составляет его сущности. И чем больше он это делает, тем беспомощнее себя чувствует, тем больше ему приходится приспосабливаться. Вопреки видимости оптимизма и инициативы современный человек подавлен глубоким чувством бессилия…»

    Прозрачность, конкуренция, работа над собой, дисциплина? Как бы не так. С одной стороны, сила и доминирование, с другой стороны пассивное подчинение привычным для нас законам бытия. Значит так, и будем жить, - как говорил герой Жванецкого.

    Вот так. Доминирование, как форма социальной культуры, удобна, и, по-видимому, является присущим для многих организаций типичным способом существования. Всем так проще и спокойней. На этом можно было бы закончить, но я не могу не вспомнить еще одного автора - историка Elin Whitney-Smith. Главы ее книги, посвященной истории информационных революций, вы можете найти и прочитать по адресу http://information-revolution.com

    Один из тривиальных, но важных выводов из ее книги - неизбежность информационных переходов. Доминирование одного этапа всегда когда-либо заканчивается. Это почти как пример работы «психоистории» Гэри Сэлдона из книг Азимова.