Фокус на Доминирование

Я тоже первый

Александр Копылов

автор статьи

Дети, когда за ними наблюдаешь, могут дать толчок неожиданным и интересным размышлениям, подтвердить наши самые смелые мысли. День. Детская площадка.

Дети стайкой с гомоном гоняют, как угорелые, по площадке, вокруг детского городка с домиками, башенками, лестницами, горками. Мамы и бабушки на скамейках вокруг наблюдают за своими чадами и разговаривают. Привычная, мирная картина.

Вдруг я вижу, как небольшая группа мальчишек трех – четырех лет бросается к городку и как один из мальчиков истошно кричит: - Я тоже первый, я тоже первый! И когда он прибегает не первым, то его досада, злость и обида оказываются столь велики, что выплескиваются наружу с дикими слезами, так что матери приходится его утешать изо всех сил. Вот он - природный, горловой зов лидерства, первенства. Это не привнесенное желание, это вырвалось из глубины детской души. И вот на какие мысли меня навела эта сцена.

  1. Очевидно, что желание быть первым выражено по отношению к другим таким же мальчишкам, с которыми вместе играл этот ребенок.
  2. Это желание быть первым, означает не что иное, как бессознательное желание выделить себя из числа таких же похожих на него самого. В этой связи, уместно вспомнить преподавателя моей кафедры философии в институте. Он удивил меня мыслью, которая никогда не приходила мне в голову. Мыслью о том, что человек стал человеком тогда, когда начал закапывать в землю, т.е. хоронить себе подобных. Вот он акт онтологического родового выделения человека. Животные остаются на земле, а человек под землей.
  3. Страстное желание выделиться явно конфликтует с необходимостью контролировать процесс достижения первенства.

Потому что если не брать обман, воровство, предательство, то чтобы действительно стать в какой-то области первым, нужно реально превосходить в чем-то других. А это сразу предполагает способности, усилия, труд, желание. Что происходит с неутоленным желанием выделиться, быть первым? Фрустрация, страх, изоляция, цинизм и пренебрежение ко всему или всем, кого не удается обогнать. Что ждет этого мальчишку?

После того как он окончит институт, его первая работа будет не по специальности, а в продажах, в огромной табачной компании. Начнет с того, что с трудом купит подержанную иномарку в кредит. Женится. Потом также с трудом «двушку» в пригороде. Потом у них появится ребенок. По воскресеньям он будет ходить на футбол и пить пиво с друзьями. А в понедельник опять на работу и так каждый день. А, может быть, в сорок он купит мотоцикл Хонда и будет гарцевать, и куражиться, и всех обгонять на автостраде. Но только каждый раз, сходя со своего железного коня, он будет понимать, что это лишь иллюзия. Он будет злиться и мечтать о том, как он наконец-то начнет свое дело. Но никогда не сможет его начать. И однажды на улице или в метро он обведет глазами толпу таких же как он людей, спешащих куда-то, и где-то в глубине души горько скажет сам себе: - Я тоже хотел быть первым.