Фокус на Лидерство

Сетчатка Прокудина-Горского

Александр Копылов

автор статьи

В моих руках альбом, напечатанный немецким издательством Gestalten под названием “Sergei Mikhailovich Prokudin-Gorskii. Nostalgia: The Russian Empire of Tsar Nicholas II Captured in Colour Photographs”.

Случайно неслучайная встреча

Моя встреча с Прокудиным-Горским произошла как будто бы случайно, я прочитал о нем в одной из газет. Но позже я понял, что нет – случайных встреч не бывает.

В октябре этого года мы с женой оказались под Ногинском в загородном отеле Яхонты. Думали о том, куда бы мы могли поехать недалеко, чтобы посмотреть что-то интересное. На карте я увидел Киржач, а в описании города в Википедии прочитал, что в местном музее есть небольшая экспозиция, посвященная Сергею Михайловичу Прокудину-Горскому. Оказывается, он родился 18/30 августа 1863 года в деревне Фуникова Гора Покровского уезда Владимирской губернии, а ныне Киржачского района Владимирской области.

И вот мы у одноэтажного старинного дома под номером 53 на улице Гагарина города Киржач. Вошли. Нас встретила директор музея Людмила Георгиевна Гурякова - удивительный человек.: спокойный, добрый, бесконечно любящий то, чем занимается. О чем бы она ни рассказывала, о Благовещенском монастыре, о гибели Юрия Гагарина, мемориал которого находится в 18 километрах от Киржача, или о Прокудине-Горском - это было с душевным энтузиазмом, страстью и гордостью за свою историю.
Я задал вопрос: - В чем, по ее мнению, главный урок, который можно вынести из жизни Прокудина-Горского? Она ответила: «В том, что он сохранил историю своей страны.» «А Вы как думаете?» - в свою очередь спросила она меня. Я ответил ей что-то, но, теперь думаю, что не вполне связно и понятно.
Попробую сейчас сформулировать то важное, что связано для меня с Сергеем Михайловичем Прокудиным-Горским.

Его жизнь и судьба - пример верности однажды принятым принципам, ценностям и нормам.

Он покинул страну после расстрела царской семьи. Он не мог смириться со смертью человека, который так много сделал для того, чтобы его фотографическая история оказалось возможной.

Его жизнь и судьба - пример индивидуального первенства. Кто бы ни решал за нас, во что нам верить, как нам жить, чем нам заниматься, кого любить, они не могут помешать нам делать наше дело, стать первыми, и оставаться верными делу, которое однажды выбрали для себя.

Сергей Михайлович умер во Франции, забытый на родине и никому не нужный тогда, кроме своей семьи. Теперь о нем снимают фильмы, пишут книги, печатают альбомы с его работами. Люди спохватились и, кажется, торопятся наверстать упущенное. Как жаль что он не получил этого при жизни. И как жаль, что никто не сказал ему простых слов: « Простите нас, Сергей Михайлович.»

Сергей Михайлович! Простите нас!