Фокус на Лидерство

Крис Ботти дал в Москве концерт, а весны все нет и нет. О презрении к совершенству.

Александр Копылов

автор статьи

Одна из самых известных картин Боттичелли называется «Весна» - актуальное и популярное слово в стране в этом году. Конец марта, а за окном метель, температура ниже минус 10 градусов, и ничто не предвещает прихода весны. Говорят, пока граждане не заплатят налог на приход весны, ее так и не будет.

Но все же то, что я услышал и увидел на концерте Криса Ботти в Московском Доме музыки в пятницу 22 марта, отчасти напоминало разлив весенних рек, таяние снега, свет набирающего силу яркого солнца и чистого призрачно прозрачного неба. Такой уж он человек. Человек, которому все удается и чье мастерство с ошеломляющей силой вырывается из его трубы. Вот это и есть тот случай, когда, глядя на происходящее, хочется в сердцах воскликнуть: ‘Ух ты - я так не могу!’, ‘Что делает этот человек!’. Это демонстрация человеком своей Области Профессионального Превосходства. При этом интересно, что его совершенство проявляется не только в его индивидуальной игре, но и в том, как играет весь его музыкальный коллектив. Вместе с Ботти играют пианист Джеффри Кизер (Geoffrey Keezer) продемонстрировавший виртуозную манеру исполнения, например, в ‘Flamenco Sketches’ балладе Майлса Дэвиса и Билла Эванса. Бразильский гитарист Леонардо Амуэдо (Leonardo Amuedo) просто взорвал своими хардовыми рифами зал в одной из частей стандарта ‘The very thought of you’. Также в ансамбле играют басист Ричи Гудс (Richie Goods), барабанщик Билли Килсон (Billy Kilson), и к ним всем вместе периодически присоединялись скрипачка Аурика Дука (Aurica Duca), выходящая на сцену босиком, и певица Лиза Фишер (Lisa Fischer). Имя клавишника я, к сожалению, не запомнил. И во главе этого музыкального «войска» мощное дыхание трубы Криса Ботти, с удивительным характерным узнаваемым звуком. Пожалуй, настолько же узнаваемый звук у другого знаменитого трубача - Хэрба Алперта.

Подводя итог своим впечатлениям, скажу, что Крису Ботти, как и на первом концерте, на котором я был два года назад, удалось показать публике настоящий образец популярной инструментальной музыки. Не комфортного smooth-джаза, а талантливой смеси, состоящей из буйного джазового неистовства и знакомых мелодий, трепетно и бережно звучащих. Когда после концерта у гардероба я ждал свою жену, мимо меня проходила пара, по-видимому, муж и жена, и я услышал отрывок их разговора. Муж, отвечая на предыдущий вопрос жены, язвительно ответил – ‘... ну, конечно, - харизма! Точно п...дик.’ И это прозвучало так пренебрежительно, так зло. Так раздраженное сознание ищет повод для того, чтобы, во что бы то ни стало, принизить другого человека, чтобы ни за что не признавать его превосходство. И если сначала мне стало обидно за маэстро, то потом вдруг я понял, что, наоборот, эта злоба есть выражение бессильной и слабой позиции, когда сказать нечего и остаётся только возможность просто обозвать, обидеть человека. Но для Криса Ботти это все равно, потому что этот легкий, элегантный и даже немного лощеный светловолосый трубач возвышается над всем добрым и не добрым. Ему не до этого, ведь он играет музыку.