Фокус на Доминирование

На статью Фиговского в журнале Знание-сила

Александр Копылов

автор статьи

В июльском номере 2012 года журнала Знание сила была опубликована статья Олега Фиговского «Создание инновационного инженера – инновационная стратегия России».

Напомню, что Олег Фиговский имеет звание академика (EAS, PAACH, PUA), доктора технических наук, почетного профессора КТТУ им. Туполева и ВГАСУ, Зав. кафедрой ЮНЕСКО «Зеленая химия», является главным редактором журнала SITA, автором большого количества патентов. Основная тема размышлений автора заключена в названии статьи. Автор в статье представляет свое решение задачи инновационного развития России. И если кратко, то Олег Фиговский считает, что основой инновационной стратегии страны должны стать подготовка инновационного инженера, то есть «… специалиста, способного работать с уже усвоенными знаниями и эффективно добывать новые» С.25 статьи.

То, что увеличение числа специалистов, способных создавать инновации это существенный элемент инновационного процесса – это очевидно. Однако, на мой взгляд, не главный. Инновация – это новая идея, которую автор инновации, ставит целью сделать реальностью, востребованной другими людьми, воплотить в виде материального или не материального продукта. Ключевое слово здесь «новая». Новая означает, что она несет те или иные перемены. Перемены же в свою очередь имеют разные последствия для общества, в котором эти перемены происходят. Так вот важным компонентом необходимым для инновационного процесса является востребованность в обществе перемен. Когда я говорю о востребованности, то я имею в виду востребованность в самом широком социальном смысле. Не просто востребованность научно-технических, материальных новаций и перемен, но и востребованность и, пожалуй, готовность к их последствиям. Синонимом готовности к переменам является готовность и принятие конкуренции в самом широком смысле этого слова, если хотите, то готовность к социальному дарвинизму. Далее, что нужно, чтобы инновационная идея стала реальностью? Нужна инфраструктура, которая позволит реализоваться новой идее. Перечислю, что сюда можно отнести: Эффективная судебная система, защищающая частную собственность, включая интеллектуальные права.

Эффективное корпоративное право, позволяющее разрешать споры хозяйствующих субъектов. Наличие и доступ к инвестиционным средствам, позволяющим быстро реализовывать инновационные проекты разной сложности.

Знания и экспертиза по масштабированию реализации новых продуктов.

О каком компоненте из упомянутого выше списка можно было бы сказать, что его уровень в нашей стране хороший, в соответствии с мировыми стандартами? Мой ответ, что ни об одном из перечисленных выше компонентов. Нет готовности к конкуренции, нет необходимой инфраструктуры для реализации инновационных идей.

Помимо этого, есть еще такая вещь, как просто желание жить и создавать в конкретной стране, то есть когда человек связывает свои долгосрочные цели и будущее со страной, где он живет. Нужно не забывать, что Россия — это участник глобального мира, и она конкурирует с другими странами за таланты и за людей, обладающих лучшими знаниями и экспертизой. В этой связи не стоит ждать, что когда-то вернуться те ученые и инженеры, которые уехали. В прошлом в Россию приезжали немцы, англичане, голландцы, которые приняв для себя новую родину, служили ей верой и правдой. Теперь это делают наши бывшие соотечественники в других странах. И поверьте, те события, которые происходят в стране, не только не способствуют росту доверия, но и еще более их отдаляют. И кстати в этом смысле увеличение числа «инновационных инженеров», лишь приведет к росту числа уезжающих.

Человек способный на создание инновационной идеи – это изначально человек с критическим мышлением, не боящийся спорить с авторитетами и опровергать их. И это не только относится к его профессиональной области.

Историк Тойнби, описывающий в своих работах динамику исторического процесса, ключевым фактором, влияющим на расцвет и закат цивилизаций, называет общественную элиту или творческое меньшинство. Выскажу предположение, что элита нашей страны не имеет мощных стимулов для развития инноваций. Во всяком случае, я не вижу ничего, чтобы смогло меня убедить в обратном. И пример Сколкова меня не убеждает. Сколково при всей своей полезности — это быстрая акция, направленная на то, что показать, что в этом направлении что-то делается. Сколково не имеет отношения к фундаментальным последовательным структурным переменам, которые бы позволили реально сдвинуть инновационный процесс. Да и факты говорят о том, что мы стоим на месте. Хочу сослаться на данные ‘Ежегодника мировой конкурентоспособности’, издаваемого знаменитой швейцарской бизнес-школой IMD https://www.worldcompetitiveness.com/OnLine/App/Index.htm. Это ежегодное исследование конкурентоспособности 59 ведущих экономик мира, которое публикуется с 1989 года и составляется на основе 300 критериев. В этом списке Россия в течение последних 5 лет устойчиво располагается в нижней трети вокруг пятидесятого места, точнее на 49 в 2012 году. Интересно, что в отдельных описаниях стран приводятся данные по критериям, которые улучшились или ухудшились по сравнению с предыдущим годом. Так вот в 2012 году среди прочих ухудшились критерии Бюрократизм (Bureaucracy) и Инновационная способность (Innovative capacity). Кроме того, хочу обратить внимание на еще один момент. А кто будет учить инновационных инженеров? Есть ли у нас для этого ресурсы, включая кадры, знания и технологии? Понятно, что автор статьи сам, являясь уважаемым изобретателем и рационализатором, может поделиться своими конкретными решениями. Но я говорю о системном процессе, об образовании. И вообще могут ли сделать инновационных инженеров люди, которые сами не являются таковыми? В этой связи я хочу рассказать об опыте Сингапура.

В июле я встречался с Джоном Йео (John Yeo), который является лектором Национального института образования Сингапура (National Institute of Education Singapore) – это подразделение Технологического университета. Джон был проездом в Москве, и как и я, использует в своей работе Эмердженетикс (Emergenetics). (Это модель мышления и поведения, которая характеризует предпочтения человека в мышлении и поведения с использованием профиля Эмердженетикс).

Так вот, Министерство образования Сингапура в своей программе до 2015 года сформулировало список навыков, которыми должны обладать учащиеся школ и вузов, к которому, оно отнесло креативность. Креативность в данном случае ассоциируется с такими понятиями как «новизна», «новаторское мышление», «воображение», «поиск новых возможностей», «решение проблем». Так вот мы с Джоном обсуждали следующее, а может ли педагог обучить учеников креативному мышлению, сам не обладая таковым? Ответом на этот вопрос явилось создание Джоном Йео специального курса по развитию креативности, который он ведет для других педагогов и руководителей учебных заведений. (В сущности это курс педагогики креативности) Вот пример конкретного последовательного целенаправленного действия государства в лице Министерства образования, с помощью которого оно влияет на инновационный процесс в стране. Не слышал ни о чем подобном у нас, и был бы рад узнать о чем-то таком. Кстати Сингапур в Ежегоднике мировой конкурентоспособности занимает в этом году 4-ое место.

В качестве короткого заключения, скажу, что подготовка «инновационного инженера» важное, полезное направление работы. Но для того чтобы реально изменить ситуацию с уровнем инноваций и их влиянием на экономику страны, необходимы изменения других фундаментальных компонентов инновационного процесса.